Информационные технологии в Молдове: кадровый вопрос

 

 

Человек – ресурс государства, он создаёт остальные ресурсы, технологии.

 

Необходимость инноваций

 

В 2002 году на конференции «Bit+2002» выступил президент Республики Молдова Владимир Воронин. В своей речи он поставил задачу создания в Молдове новой отрасли, отрасли информационных технологий которая:

·       обеспечивала бы внутренние потребности страны по переходу к информационному обществу;

·       создала бы новые экспортные возможности республики, поставляя на международные рынки продукцию с высокой добавочной стоимостью.

В любом деле, особенно в высоких технологиях, «кадры решают всё». Точнее, решают их знания, компетентность, умения.

Большие трудности, с которыми столкнулась Молдова при переходе к рыночной экономике, кроме естественных, связанных с переходом от плановой к рыночной, объясняются также тем, что сама рыночная экономика претерпевает большие изменения. Основной особенностью «новой» экономики является быстрое изменение бизнес-среды которое с одной стороны несёт в себе новые возможности, упрощающие создание компаний и их быстрое развитие, и новые угрозы, сильно усложняющие достижение ими успеха. Особенно это актуально для рынка «высоких» технологий, к которым, естественно, относятся информационные технологии.

На современном этапе для Республики Молдова актуальным является переход к инновационной модели экономического развития. Только инновационная модель может дать странам с ограниченными сырьевыми возможностями шанс стать процветающими. Для Молдовы, чей главный ресурс люди, их знания и умения, этот шанс могут дать отрасли информационных технологий, микроэлектроники, то есть дающие продукцию с максимальной добавочной стоимостью при минимальных потребностях в материальных ресурсах. Следовательно, необходимо в государственном масштабе поставить задачу подготовки кадров. Рассмотрим этот вопрос применительно к информационным технологиям, экстраполируя, где это возможно, проблему подготовки специалистов по информационным технологиям и на другие отрасли.

В новых условиях компании, которые не смогли быстро закрепиться на рынке, сформировать правильные и устойчивые альянсы, привлечь адекватные источники финансирования, использовать конъюнктурные возможности для управления многочисленными нематериальными факторами успеха, сходят с дистанции гораздо быстрее, чем раньше. Для успешного функционирования компания должна придерживаться следующих основных подходов:

1.     Быстрые внедрения новых идей, пока условия на рынке не изменились.

2.     Способность к партнёрству и объединению усилий с другими фирмами, формирование альянсов и партнёрских отношений.

3.     Инновационный подход и способность к непрерывному развитию.

4.     Подготовка и поддержка талантливых специалистов, так как они являются основой фирмы.

5.     Наличие глобального мышления.

В таких условиях, казалось, для молодых специалистов есть большие возможности для развития и продвижения. Для развитых стран это естественно. Однако это не наблюдается в Молдове. Отечественные предприятия отдают предпочтение более зрелому специалисту перед выпускником университета. С чем это связано?

Известно, что специфика университета предполагает чтение лекций, проведение семинарских и лабораторных занятий глубокими специалистами в узких областях науки. Работа в области информационных технологий требует, помимо  знаний, даваемых в университетах, дополнительных знаний, которые не являются прерогативой университетов. Более того, эти знания являются частью культуры инженеров-конструкторов. Важным шагом в повышении уровня подготовки выпускников университетов является их участие в реализации конкретных инновационных проектов, совместная работа с опытными специалистами, освоение современных технологий и инструментария.

В 80-ые годы, в связи с повышением роли информационных технологий в жизни общества, возникла потребность в принятии соглашений профессиональным обществом специалистов в информационных технологиях по спецификации, производству и использованию аппаратных и программных средств вычислительной техники. Это развитие, в силу известных обстоятельств, не успело пустить корни в странах Союза Независимых Государств. Присутствие страны на рынке информационных технологий только в качестве покупателя и пользователя – часто нелицензионного программного обеспечения – ставит её в неравноправное положение по сравнению со странами-производителями этого программного обеспечения.

В то же время в Молдове, имеющей достаточно высокий образовательный уровень, было подготовлено и подготавливается большое число специалистов в области информационных технологий. Учитывая, что основным богатством Молдовы является человеческий ресурс, целесообразно создание в Республике новой отрасли, отрасли производства программного продукта. В этой связи необходимо объединение усилий вузов, проектных организаций в области информационных технологий, производителей инструментального программного обеспечения, инвесторов, для становления и развития культуры разработки систем программного обеспечения.

Для того чтобы заявить о себе на рынке информационных технологий, необходимо, прежде всего, создать условия для возрождения культуры проектирования продуктов этих информационных технологий. Несмотря на то, что в Молдове имеется ряд фирм, которые занимаются офшорным программированием, объём заказов, по сравнению с потенциальными возможностями, весьма невелик. Лишь единицы из фирм разработчиков программного обеспечения могут похвастаться относительно серьёзными успехами. Мало клиентов – да и сами компании невелики. А, учитывая то, что, по мнению российских экспертов, крупнейшие мировые компании, входящие в рейтинг Fortune-500, предпочитают заказывать услуги в сфере информационных технологий у фирм со штатом более 2000 человек, для молдавских фирм, имеющих в лучшем случае несколько десятков сотрудников в одной компании, выход на серьёзных заказчиков на более или менее постоянной основе почти невозможен.

Одна из причин такого подхода зарубежных фирм связана с тем, что в крупных фирмах имеется отработанная технология  проектирования, следовательно, качество программного продукта высоко. Для малых же фирм, которые часто создаются молодыми способными программистами, создать качественную корпоративную технологию разработки программных продуктов весьма затруднительно. В связи с этим представляется целесообразным объединение фирм, работающих в сфере информационных технологий, в ассоциацию. Этот путь не нов и достаточно опробован за рубежом. Так, в National Association of Software and Services COMpanies входят 870 фирм, что составляет 95% индийского рынка. По этому пути начала идти и Россия, в которой создана российская ассоциация офшорных программистов Russoft, объединяющая 50 компаний с числом сотрудников более 6000. Суммарный оборот экспорта продуктов и услуг в области программного обеспечения данной ассоциации в 2002 году составил около 4,7 миллиарда рублей, при общем объёме в России 11 миллиардов.

Наиболее ценным в ближайшие 5-10 лет в области информационных технологий будет способность разрабатывать за короткое время большие, сложные проекты, составной частью которых будут модули, использующие богатство математических методов. Инновационная модель развития, предполагающая опору на научные достижения, на более тесную связь науки и жизни, не может обойтись без математического моделирования жизненных процессов – ведь как говорил Карл Маркс: «В каждой науке столько науки, сколько математики.» «Каждый мнит себя стратегом, видя бой издалека» – не каждый, даже весьма квалифицированный специалист может сказать к чему должен быть готов специалист завтрашнего дня, что же может планировать студент, формируя программу своего обучения (по схеме Болонского процесса). Поэтому наиболее рациональны для нашей страны схемы подготовки принятые в медицинских университетах, Московском Инженерно-Физическом Институте, Московском Физико-Техническом Институте. Мы не настолько богаты, чтобы разбрасываться возможностями хорошей фундаментальной подготовки. Многое из передового опыта ведущих европейских университетов необходимо перенять. Это, прежде всего, формирование культуры самостоятельной работы с серьёзной специальной литературой – в этом наши студенты сейчас сильно уступают своим коллегам из ведущих европейских институтов.

 

 

Кадры решают всё

 

Последние 15 лет в истории Молдовы иначе как временем бессистемной трансформации молдавского общества назвать нельзя. Мы теряем то, что имели, мы не приобретаем новых возможностей – а они нам так нужны… Ведь для того, чтобы нормально, по европейским стандартам, жить, страна должна экспортировать на такие суммы, которые бы позволили покрыть необходимый импорт, особенно по тем позициям, которые жизненно необходимы. Сейчас одна из позиций экспорта – трудовые услуги, причём услуги малоквалифицированные. Беда в том, что эти малоквалифицированные услуги в большей части оказываются людьми с высшим образованием. Выезд за границу этих людей существенно снизил потенциал страны – значит, необходимо что-то делать для его повышения. Европа к нынешнему своему состоянию двигалась более 200 лет. Нам, как всегда, этот путь необходимо преодолеть за гораздо более короткий период. Следовательно, оставлять процесс на произвол естественного исторического развития никоим образом нельзя! Требуется тщательно продуманная система социально-экономических и правовых преобразований исходя из поставленных целей, выявления имеющихся и не имеющихся средств, необходимых для их достижения; разработки процедурных схем, применяемым к тем или иным объектам преобразований, верификации достигнутых и планируемых целей, корректировки целей и процессов.

Что бы мы ни говорили о процессах глобализации, принимаем ли мы их или нет, но в глобальную экономику мы уже помещены, в мире нет автаркий и задача, стоящая перед страной – занять в ней приличествующее ей место. Более того, винный кризис в отношениях с Россией показал, что внешние связи, построенные на советских межреспубликанских, себя исчерпали. Создание новых связей требует людей с соответствующим мышлением и подготовкой.

Конечно, новая экономика требует новых кадров. Но каких? Здесь возможны варианты. Дело в том, что подготовка кадров превратилась в весьма доходный бизнес, который нацелен на непрерывную подготовку и сертификацию специалистов, следовательно, идея научить специалиста самому учиться всю свою жизнь вступает в противоречие с идеей получения прибыли. Но стране нужны такие специалисты, которые не только самообучаются, но и сами производят знания.

Эксперты Rand Corporation считают, что революция в области информационных технологий есть всего лишь часть широкой технологической революции, которая за последние 15-20 лет существенно изменила мир, но кардинальные изменения его ещё впереди. Эти изменения, по их мнению, базируются на фундаментальных достижениях био- и нанотехнологий и, особенно, на их совместные с информационными технологиями, применения.

Всё это показывает, что мир превращается в площадку конкурентной борьбы, где главным оружием являются знания, а управление знаниями выдвигается на центральное место в обществе. Управление знаниями должно быть направлено на использование этого ресурса (а знание, несомненно, есть ресурс) для того, чтобы опередить конкурентов на освоенных рынках и пробиться на новые рынки.

Могут ли это сделать какие-либо частные структуры в Республике Молдова? Вряд ли. Поэтому необходима консолидация ресурсов частных структур в единый кулак. Примеры такой стратегии известны – «азиатские тигры». Насколько вопросы образования стали важными для повышения конкурентоспособности развитых стран видно из того, что проблемы образования были включены в повестку саммита Группы Восьми, который прошёл в 2006 году в Санкт-Петербурге. Процесс подготовки специалиста – дело не дешёвое. На Западе подготовка одного специалиста в высшим образованием обходится не менее, чем 100 тысяч долларов.

 Подготовка специалистов завтрашнего дня должна быть построена на основе фундаментальных знаний. Только они дают возможность не только осваивать новые технологии, но и продуцировать их.

Подготовка же специалистов в сфере информационных технологий должна базироваться, прежде всего, на достаточно глубоком математическом знании, и знании предметной области, в которой он специализируется. Симбиоз этих знаний позволит специалисту отобразить задачи предметной области в задачи математические, разработать алгоритмы и программы для их решения.

Анализ систем образования стран мира, проведенный недавно экспертами  Организации Экономического Сотрудничества и Развития показал, что европейцы начинают уступать жителям стран Азии по качеству образования и профессиональным навыкам. В Китае и Индии за последние 5-10 лет наблюдается стремительный рост количества высококвалифицированных специалистов, особенно в областях информационных технологий, микроэлектронике, биотехнологии и других инженерных специальностях.  В условиях демократии, свободы перемещения, малые страны теряют свой человеческий капитал, так как большие развитые страны имеют возможность предоставлять носителям знаний более благоприятные условия для жизни и работы. Партнёрские соглашения по использованию человеческого капитала по месту его постоянной дислокации, в условиях глобального информационного пространства дают обоюдные возможности супердержавам и малым странам по взаимовыгодному сотрудничеству. Для этого необходимо, чтоб государства дислокации специалистов гарантировали предприятиям, занятым разработкой высоких технологий налоговые льготы и некоторые преференции.

Республике нужна национальная стратегия в области образования, подготовки кадров для научной и проектной деятельности. Только знания и умения, построенные на самом высоком стандарте образования, могут стать основой благополучия граждан и национальной безопасности страны. Ведь как писал в «Истории цивилизации Англии» Генри Томас Бокль: «Благосостояние страны зависит не от природных богатств, а от энергии человека, которая безгранична, в отличие от природных ресурсов.»

По данным консалтинговой компании McKinsey, только 10% выпускников российских университетов соответствует требованиям российских и зарубежных компаний, работающих в сфере информационных технологий. У нас ситуация вряд ли лучше. Почему складывается такая ситуация? Как её исправить? Причин много, ниже укажу только несколько – те, которые особенно бросаются в глаза. Остальные могут быть выявлены при тщательном обследовании и анализе.

Итак, во главу угла должна быть поставлена задача подготовки кадров, кадров способных работать в большом коллективе, над большими проектами, причём не по схеме согласования частных решений с коллегами – принцип «лоскутного одеяла», что до сих пор характерно для многих организаций – а по схеме декомпозиции целей, то есть «сверху вниз». Работа по второй схеме требует особой технической культуры, сопоставимой с особой культурой музыканта симфонического оркестра, подчиняющего своё исполнительское мастерство искусству и диктату дирижёра. Главное, чтоб дирижёр был искусным. Ситуация с «дирижёрами» в проектах, связанных с информационными технологиями – довольно неприятная. Правда,  «дирижёра» в информационных технологиях называют руководителем проекта. В наших условиях руководитель проекта зачастую является и системным аналитиком, и системным архитектором. Их никто не готовит в отличие от архитектора, создателя зданий и сооружений, которого можно подготовить из вчерашнего школьника, обладающего способностями к рисованию и способного к обучению точным наукам. Вопрос подготовки системных аналитиков, системных архитекторов и руководителей проектами – гораздо сложнее. Их трудно готовить из вчерашних школьников – помимо аналитических и творческих способностей необходим широкий кругозор, глубокая математическая подготовка, способность за короткий срок овладеть основами того дела, для которого проектируется информационная система. Системные аналитики и архитекторы должны уметь правильно описать предметную область, разработать её модель, провести декомпозицию модели на задачи, функции, разработать алгоритмы преобразования информации, и регламенты процедур её использования, подобрать для интеграции в проект готовые решения и технологии – то есть создавать эффективно работающие системы. Работа по разработке информационных систем сродни научно-исследовательской и таким видам искусства как театр и кинопроизводство: здесь нужно увидеть то, чего ещё нет и использовать имеющиеся ресурсы для реализации этого будущего. Отсутствие таких специалистов особо проявляется при создании сколь-нибудь значительных систем. Яркий пример – автоматизированная система учёта оборота лекарств. Её разработка была выполнена по поручению Министерства Информационного Развития какой-то программистской фирмой, название которой нигде не приводится, а жаль – ведь страна должна знать своих героев. По мнению заведующей аптекой №280 Натальи Афтений: «У нас всё происходит по принципу «сначала делаем, а потом думаем», … когда только собирались внедрять (подчеркнуто мною – И.А.) систему учета, никто даже не обратился к нам, практикам, хотя бы за информацией или за советом… Никуда не годится программное обеспечение». Не буду далее цитировать уважаемого фармацевта – она увидела результат. А корень – в отсутствии культуры проектирования информационных систем, отсутствии указанных специалистов по сути, а не по названию занимаемой должности в фирме, и в том, что называется «лоскутное проектирование». Опять наступаем на те же грабли и вместо обещанного дворца получаем очередной информационный бидонвиль. К сожалению, к потоку этих обещаний прилагает руку и департамент по связям с общественностью Министерства Информационного Развития.

 


Чему учить и как учить

 

В медицине и музыке выдающиеся профессионалы проводят, используя музыкальную терминологию, мастер-классы, во время которых делятся секретами своего мастерства, исправляя только им заметные изъяны в подготовке молодых специалистов и студентов. И это притом, что основная масса преподавателей в таких вузах – тоже профессионалы: уролог – преподает урологию, а не гинекологию, флейтист – флейту, а не гобой. В области информационных технологий в молдавских университетах некоторые преподаватели используют лозунг артистов эстрадного жанра 50-70 годов: «Утром в газете – вечером в куплете,» – в переиначенном виде: «Вечером в Интернете – утром в университете.»

     Как нельзя стать инженером-механиком, не освоив курс теории машин и механизмов, и предшествующие им курсы математики, физики, сопротивления материалов, начертательной геометрии и так далее; инженером-энергетиком – не освоив теоретических основ электричества и предшествующих ему курсов из приведённого выше перечня фундаментальных дисциплин; точно так же нельзя стать инженером-информационщиком, не освоив основ фундаментальных наук в объёме, достаточном для освоения «суммы технологий», которые развиваются буквально на глазах. В статье Игоря Фомина «Дешевле купить, чем собрать» приводится мнение директора по производству «Акчент электроник» Любомира Кирияк: «… сборка [телевизоров] занимает намного меньше времени, чем высокотехнологические операции. [настройка, проверка, технологический прогон, сдача Отделу Технического Контроля – И.А.] С их осуществлением успешно справляются специалисты, подготовленные Техническим университетом Молдовы, с кадрами проблем нет. Таким образом, основная добавленная стоимость создаётся за счёт интеллектуального труда – то, о чём грезят высшие чиновники страны.»  Явное непонимание сути интеллектуального труда: интеллектуальный труд – это не высококвалифицированный рабочий труд, с которым справляется успешно среднетехнический персонал, а создание новых объектов, новых моделей, новых технологий. И задача университетов – подготовка специалистов, способных создавать это новое качество – иначе это не университет, а Профессиональное Техническое Училище.

К сожалению, логика подготовки специалистов в информационных технологиях  за последние 5-10 лет существенно изменилась: программы обучения были переориентированы с фундаментальной подготовки на специальную. Были существенно сокращены: как число математических дисциплин, так и количество часов на чтение теоретических курсов. Специалист в области информационных технологий – не только программист: существует большая гамма специальностей, необходимых для реализации проектов в сфере информационных технологий. Это – специалисты в электронике и микроэлектронике, коммуникациях (сетях), специалисты по математическому моделированию и алгоритмизации и так далее. В проектных компаниях должны быть специалисты всех необходимых профилей – тогда информационно-технический проект может быть реализован в оптимальные сроки и с гарантированно надлежащим качеством.

Печально, что наши хозяйственные руководители зачастую уподобляются попу из известной пушкинской сказки, который «гонялся за дешевизной». Они нанимают одного или нескольких программистов, которые и швецы, и жнецы, и на дуде игрецы. Каждый из них получает задание «автоматизировать деятельность такой-то службы». И они это добросовестно делают. Но хотелось, как получше – в смысле, подешевле – а получилось… как всегда. Вопрос не в том, что плохо, а в том, что вместо единой информационной системы, отражающей и дополняющей своими компьютерными возможностями, функции существующей организационной системы, получается «лоскутное одеяло», которое не имеет потенции к развитию и, более того, без постоянной поддержки программистов – разработчиков, без перманентного процесса уточнения и совершенствования нигде не функционирует. Программист становится незаменимым – если он уйдет, новому специалисту придется разбираться в том, что было сделано, а разработка не документирована. Тратятся деньги, время, нервы руководителей.

В западных университетах существует система обмена специалистами с организациями, занимающимися научными и инновационными проектами. Конечно, это в меньшей мере касается профессорско-преподавательского состава, дающего базовую подготовку, то есть фундамент специальности: математика, физика, инженерная графика и так далее – но все остальные преподаватели должны уметь делать то, чему учат. У нас, к сожалению, по многим направлениям, большинство преподавателей никогда проектной работой не занимались – в лучшем случае, при обучении в докторантуре или аспирантуре, при подготовке диссертации, выполняли небольшой кусок научного проекта. Среди преподавателей нет практиков (я здесь говорю об отрасли информационных технологий, но думаю, что и в других направлениях, за исключением медицины положение не лучше). Почему за исключением медицины? Потому что любой преподаватель медицинского университета, ведущий медицинский курс, является практикующим врачом, и кафедры медицинского университета имеют базы в кишинёвских больницах. Вот так бы и по другим специальностям.

 Вернёмся опять к проектам, и в частности, в информационных технологиях. Я не знаю в Молдове ни одного преподавателя университета, который реализовал хотя бы один более-менее крупный информационный проект по всем канонам науки (а существует такая!) «управление проектами», с документированием процессов и результатов, в соответствии с международными или национальными стандартами. В западных университетах студенты проходят довольно длительную практику в успешных проектных фирмах. Кроме того, по особенностям тех или иных технологий, им читают лекции «зубры».

На чём должна, на мой взгляд, базироваться подготовка специалиста в информационных технологиях? Прежде всего, на солидной математической подготовке. В качестве её основы могут быть взяты программы для физиков-теоретиков, дополненные солидным курсом математической логики, теории систем (системного анализа) и особенно,  математического моделирования процессов и явлений. В период специализации, обучаемые должны прослушать и проработать курсы, связанные с будущей работой. Специалист в информационных технологиях, особенно специалист по моделированию, должен довольно глубоко разбираться в проблемной области. Он должен уметь чётко сформулировать проблему, расчленить её на задачи, найти способы решения (алгоритмы), и представить пользователю удобные средства для общения с информационно-компьютерной системой. Именно с этим пока в подготовке специалистов в сфере математического моделирования – проблемы.

В другой сфере информационных технологий, сфере программирования, дело лучше: студенты осваивают языки программирования, возможности операционных систем и систем управления базами данных, методы администрирования. Без приличной математической подготовки это может быть использовано только для компьютеризации рутинных процессов – деятельности бухгалтерии, складов, торговой сети… Собственно, этим делам можно научить и в колледже. Но на чём может Молдова вырваться на рынок высоких информационных технологий? Только, как говорил Мстислав Келдыш «на сером веществе». Ещё рельефнее выразил эту мысль один из создателей американской электронной промышленности миллиардер Чарльз Торнтон: «Один одарённый ученый, работая в своей лаборатории, может сделать так, что сама основа целой отрасли промышленности окажется совершенно устаревшей и ненужной… Нобелевский лауреат стоит дорого, но обладание его головой окупает себя многократно.»

Поэтому необходимо в перспективные направления привлекать умы, обучать их и создавать необходимые для них условия жизни. В 2006 году на Всемирной математической Олимпиаде школьников команда Молдовы заняла почётное 9 место, опередив представителей куда более крупных стран. Значит, есть таланты в стране. Сейчас их пестуют сотрудники института математики и информатики Академии Наук Республики Молодова, Молдавского государственного университета. Но пройдёт несколько лет, и что вырастет из юных математических дарований, где они окажутся через 7-8 лет – большой вопрос. Исчезла система поддержки юных дарований. Как сказал один из корифеев музыки: «Талант нужно поддерживать, бездарность и сама пробьётся.» Вообще, есть ли у нас система выявления и учёта талантов? Некоторый, если так можно сказать, регистр. Конечно, нет, как и нет регистров научного потенциала и некоторых других. Ведь талантливые умные люди создают новое, передовое, нужное. И малая страна с особым бережением должна к ним относиться.

А как же остальные, так сказать, не выдающиеся? Ведь на них мир держится. Да. Но для этого надо их хорошо обучать, заниматься их профессиональной ориентацией и подготовкой, и через некоторое время и их способности могут раскрыться. Но ещё раз акцентирую – для этого нужна хорошая образовательная программа, как в школе, так и в вузе, квалифицированные преподаватели, которые не только умеют учить, но и умеют делать то, чему учат. А чтобы творить и быть членом страты общества под названием «творческая интеллигенция» надо уметь творить, творить новое, используя свои знания и интеллект.

Вопрос, по какому пути в области трансформации высшего образования идти – не так однозначен, как его представляют сторонники присоединения к Болонскому процессу. Кстати, все публикации, посвящённые этому процессу, носят позитивный характер, что вызывает вопрос: неужели он снимает все проблемы? Или это заказ? На мой взгляд, вопрос надо ставить так – являются ли участниками соглашения по Болонскому процессу ведущие университеты Европы? Какие да, какие нет. Почему? Если мы ставим целью создания конкурентных преимуществ за счёт людских ресурсов и их знаний, то стóит ли нам ориентироваться на вчерашние стандарты или стóит создавать свои стандарты, пригодные и для завтрашнего дня? И что нам важнее – подготовка специалистов для страны или возможность признания дипломов молдавских университетов в других странах? Вопросы эти совсем не риторические и не праздные.

Основную погоду в области информационных технологий Соединённых Штатов Америки, Израиля делают выходцы из советского пространства. Прошедшая недавно олимпиада по программированию показала преимущество ребят из Китая, Польши,  России – стран, в которых ставка делается на фундаментальное математическое образование. Особенно характерен пример Польши – страны с традиционно сильной математической школой, которая за последние 15 лет пригласила из России, Украины сотни ведущих специалистов в области информационных технологий. И даже специалиста из Молдовы! Кстати, абсолютным победителем стал школьник из Польши.

Подготовкой специалистов в информационных технологиях, в том числе и за счёт бюджета, занимаются большинство частных и три государственных университета: Государственный, Технический и Академия Экономических знаний. Специальность модная, молодежь рвётся в программисты – легенда о программисте Билле Гейтсе, ставшим богатейшим человеком Земли, не даёт покоя многим. Тем более, что синяя птица удачи улыбнулась не только ему. И даже если ты не станешь Гейтсом или Кевином Митником (известный крэкер), то безбедная жизнь чаще всего гарантирована, особенно, если уехать на Запад. Только вот для этого необходима соответствующая подготовка, причём ориентированная не на день вчерашний, и даже не на сегодняшний.  «Вчера» – это разработка информационно-компьютерных систем по автоматизации рутинных информационных процессов, особенно в экономике (бухгалтерские, складские и тому подобные системы). «Сейчас» – это системы обеспечения безопасности, идентификации и аутентификации, сетевые порталы и сетевые страницы, системы управления технологическими процессами. Что же будет завтра? К чему надо готовить специалистов по информационным технологиям завтрашнего дня? На этот вопрос ответа нет, и быть не может.

Информатизация проникает во все сферы современного общества и завтра будут необходимы специалисты, способные работать во всех сферах применения информационных технологий. Единственное, что нужно – это создать систему подготовки по разным специальностям информационных технологий, основанную, прежде всего, на возможности покрытия потребностей вновь создаваемой отрасли – отрасли производства информационных систем.

По мнению академика Владимира Тихомирова, ректора Московского государственного университета экономики, статистики и информатики – подготовка в высших учебных заведениях отстаёт от требований современности на 5 лет. Что нужно делать, чтобы этот разрыв сократить?

Флагман подготовки специалистов в информационных технологиях – Молдавский государственный университет. Он обладает необходимым профессорско-преподавательским составом, материально-технической базой, другими необходимыми компонентами. Но есть и ряд недостатков. Они были обусловлены, прежде всего, попыткой подстроиться к рынку, для того чтобы выжить в круговерти 90-х годов. Тогда и появились на факультете математики и информатики такие поистине мичуринские гибриды, специальности как «информатика и перевод» и «информатика и менеджмент». В сентябре 2003 года в Интернете появилась статься под названием «Не ходите девки в USM учиться». При всей предвзятости обозленного юного создания, в этом материале много горькой правды. Перефразируя слегка классика можно сказать – правды горьких истин краше нас возвышающий обман. Руководство факультета, к сожалению, на него внимания не обратило. А жаль. Резюмируя этот материал, можно отметить его достаточную объективность по отношению  к читаемым дисциплинам. Но в том-то и беда, что студенты изначально не знают и не понимают, кем они станут и для чего им нужно обладать теми или иными знаниями – им не читается курс введения в специальность. А ведь есть великолепная практика в наших высших учебных заведениях, когда такой предмет на потоковых лекциях читают блестящие специалисты! В свое время, я с удовольствием прослушал курс «введения в автоматику» блестящего специалиста, превосходного лектора член-корреспондента Академии Наук Молдовы профессора Ильи Клисторина. Думаю, что после такого курса, можно определиться, кем быть и чем заниматься.

Возвращаясь к теме, процитирую упомянутый материал: «Обещали сделать из нас специалистов типа IT-manager, а получилось, что ни управлять процессом создания информатической (!!) системы, ни создавать эту саму систему – мы не умеем. Конечно, можно рассуждать о том, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, и что есть Интернет, и если было бы желание, то по большому счету… не нужны ни профессора и ни их… лекции. Но, как известно, студенты – народ ленивый. И чем меньше их напрягают – тем больше они не хотят учиться.» К этому стоит добавить, что студента надо «любить как душу, трясти как грушу» – тогда из него и специалист получится. Кстати, примечателен пример одного из успешнейших предпринимателей Молдовы 30-летнего Андрея Транга. В интервью он говорит: «Каждый экзамен пересдавал по несколько раз, поэтому и запомнил азы менеджмента наизусть.» Зная азы менеджмента, он «на двух копейках в кармане построил бизнес»! Молодые выпускники запомнят на всю жизнь и предмет, и преподавателя, который по нему «гонял». И вспомнят хорошо…

Но одно дело сидеть на лекциях, конспектировать лектора, решать на практических занятиях учебные задачи, другое – участвовать в реализации крупных проектов. В статье «Информационные аспекты конкурентоспособности Молдовы» я предлагал пойти по пути, апробированному многими странами – сформировать институциональную среду для создания рентабельнейшей отрасли. В Соединённых Штатах Америки в эту отрасль вкладываются 10% всех инвестиций, а получают за счёт этого 25% Валового Внутреннего Продукта. У нас нет времени идти эволюционным путем, повторяющем в основных чертах путь западноевропейских стран. Требуется политическая воля законодательной и исполнительной власти, подобная той, которая превратила за 15 лет одну из самых отсталых стран Европы, Ирландию, в одну из самых развитых. И локомотивом стала отрасль информационных технологий. Левые силы, ставшие у руля государства в Ирландии, на деле осуществили возможности сотрудничества общества и государства, те возможности, по использованию которых в современной политике проходит водораздел между политическими силами.

На Западе в сфере образования большинство неэлитных университетов формируют у студентов профессиональные навыки, в элитных же – приоритет отдаётся фундаментальным знаниям! Конечно, для так называемых «линейных специалистов»: инженеров, программистов и так далее – нужно многое уметь, знать множество технологических приемов, но этого мало для решения серьёзных проблем, где нужно приложить интеллект и обладать фундаментальными знаниями.

 Способности человека проявляются к 17-ти годам уже достаточно чётко. Человек в эти годы уже может выбрать свой жизненный путь, и, если его школьная подготовка позволяет, то он в течение университетского курса, способен не только, как губка, впитать даваемые ему знания, но и развить свои творческие способности. Но для этого необходима базовая подготовка, причём подготовка должна учитывать особенности специальной подготовки.   Поэтому высшее образование, начинающееся с этого возраста, должно быть специализированным и фундамент высшего образования, закладываемый на первых курсах, лежащий на основании базового школьного образования, должен быть прочен. В чем состоит это основание? Конечно, по ряду предметов: языки, география, история и некоторые другие – без того, чтобы накопить определенное количество сведений, обойтись нельзя. Но для подготовки специалистов в области инженерии, и, в частности, информационных технологий, без воспитания способности к творческому мышлению, опирающемуся на знание законов природы и общества не обойтись. Поэтому обучение физике и, особенно, математике, должно опираться не на запоминание формул и фактов, а на умении самостоятельно мыслить. Опыт и его теоретическое обобщение позволяют научиться строить дескриптивную модель процесса, из которой затем рождается модель математическая, что крайне необходимо уметь делать специалисту по информационным технологиям. Ну а о решении задач, которое развивает дедуктивное мышление, способности строить алгоритмы на базе математических теорий и говорить особо нечего – без этого специалист не может считаться состоявшимся. В Молдове о невоспитанном человеке говорят «el n-are şapte ani de-acasă» – в переводе: «у него нет семи лет домашнего воспитания». К сожалению, о большинстве студентов первых курсов часто можно сказать, что у него нет нормального школьного образования. Ведь нельзя, уподобляясь одному из «героев» Аркадия Райкина предлагать молодым специалистам, пришедшим на предприятие: «забудьте дедукцию, давайте продукцию». Без дедукции и индукции, построенных на базе фундаментальных знаний невозможно «давать продукцию» – особенно в области высоких технологий, одним из секторов которой являются информационные технологии. Университет даёт знание технологий, выпускник же должен обладать «суммой технологий».

До 18-го столетия университеты развивали фундаментальные, чистые науки. С конца 18-го века начали создаваться Высшие Учебные Заведения, часто называемые политехническими, которые развивали прикладные науки, и в них обучались – а ещё лучше сказать, воспитывались – инженеры: механики, строители, мостостроители и другие. Следует заметить, что, несмотря на техническую ориентацию,  уровень преподавания фундаментальных наук: математика, физика – был настолько велик, что среди выпускников этих вузов такие крупные учёные физики, математики, как: Альберт Эйнштейн, Поль Дирак, Абрам Иоффе, Анри Пуанкаре, Пётр Капица и другие. Фундаментальная подготовка студентов даёт возможности проявить свои способности в самых неожиданных областях. Известный всем как экономист и публицист Джон Кейнс, получил математическое образование и работал в области теории вероятностей. Он консультировал страховые кампании, затем занялся экономикой в государственном масштабе. Для развития науки и технологий, очень важно, чтобы по окончании университетов, молодые специалисты не только знали, но и понимали, причём важнее всего понимание – а оно закладывается в школе. Какое молодое поколение воспитываем – такую страну получаем.

Известно, что подготовка математика, физика, инженера-механика, строителя, электронщика базируется на совершенно разных фундаментах. Усреднение программы в лицеях реального профиля, недостаточная квалификация преподавателей лицеев приводит к тому, что на факультеты математики и информатики приходят бакалавры, якобы обладающие этим фундаментом. Это не даёт им возможность нормально освоить те курсы, которые базируются на фундаменте «введения в анализ», высшей алгебры, математической логики. Практика показывает, что подготовка на первом курсе университета к сдаче бакалаврских экзаменов гораздо выше подготовки в двенадцатом классе лицеев, а заложенный фундамент позволяет лучше осваивать серьёзные математические дисциплины. Лицейское образование в Республике Молдова имеет своей целью подготовить выпускников (бакалавров) к получению университетского образования. По замыслу реформаторов, разделение подготовки на гуманитарный и естественный профили даёт возможность выпускникам построить фундамент для успешного освоения университетских курсов. Но «рисовали на бумаге, позабыли про овраги». А овраги – специфика обучения на разных специальностях, которую невозможно учесть в школьных курсах.

Понятно, что уровень преподавания в лицеях таких дисциплин как объединённые общим названием «высшая математика»,  основы высшей алгебры, математический анализ, основы математической логики, не может достичь (да это и не нужно) уровня преподавания в университете. Кроме того, программы по математике для инженеров обусловлены требованиями их специализации: то, что нужно радиоинженеру, не нужно инженеру-механику и наоборот, а математика для программиста или проектировщика систем не мене важна, чем знание языка и технологии программирования. Отсюда вывод – в университетах на первом курсе должен читаться на достаточно высоком уровне курс математики, в котором заложены принципы методологии математики, и, следовательно, понимание её сути и метода, а это лучше делают те, кто этим аппаратом и методом пользуется. Делать ссылку на то, что мы делаем как в Европе, согласно Болонскому процессу вряд ли стоит – в большинстве университетов Запада образование носит утилитарный характер: человека обучают для эффективного выполнения профессиональных функций. Лишь в элитарных университетах подход к образованию иной и требования к уровню поступающих иные. Если мы думаем о прорыве в области высоких технологий, то в качестве ориентира необходимо выбирать более высокий уровень.

Процесс превращения образования в весьма доходный сегмент бизнеса, задел и Республику Молдова. Появились частные университеты, гастарбайтеры стали платить деньги за обучение своих детей. Они думают, что дети, за обучение которых они платят деньгами, заработанными тяжким трудом, не повторят их судьбы. Но где гарантия? Гарантией может стать высокий стандарт образования. Почему я говорю о «стандарте образования»? Для уникальных людей наличие диплома о высшем образовании не всегда обязательно – они сами обучаются и творят. Пример – физик академик Зельдович, генетик Тимофеев-Ресовский, Калашников. Да и местные примеры есть – основатель молдавской школы математической логики Александр Кузнецов. Но это те исключения, которые подтверждают правило, и, более того его усиливают. Получив солидную фундаментальную подготовку, научившись работать с источниками информации и знаний, человек сможет, если хочет, саморазвиваться.

В Техническом университете Молдовы в этом году осталось несколько сот вакантных контрактных мест. Аналогичная картина в Аграрном и Государственном университетах. О чём это говорит? Об искаженном мироощущении граждан. Они хотят «красивой», лёгкой жизни для их чад, которые приобретут специальности с красивыми названиями – менеджмент, маркетинг, станут преуспевающими адвокатами, дипломатами, банкирами. Но они не знают, что до сих пор 50-60% выпускников университетов – это экономисты, юристы, специалисты по иностранным языкам. И они не понимают, что «нет царского пути в геометрии» – ответ Евклида Птолемею на вопрос: «Нет ли более лёгкого пути освоения этой науки?» Никто не хочет быть инженером, агрономом, педагогом – не престижно, да и не хлебно.

Более-менее ситуация налаживается с врачами: хорошего врача народ прокормит, прокормит и не очень хорошего, если на семь верст он один. Другой вопрос, а каждый ли пациент сможет удовлетворять потребности первого парня на деревне, то бишь врача, и как количество мзды будет влиять на качество лечения – но это предмет другой статьи. Кто будет думать о том, специалисты какого профиля и какой квалификации будут нужны стране завтра, послезавтра, через пять-десять лет? Или будем тратить ресурсы на подготовку никому не нужных специалистов? Да, сейчас он хочет легко учиться, проводить время на студенческих вечеринках и дискотеках. Но протрезвление для него будет горьким. Поэтому необходимо задействовать систему профессиональной ориентации. Это и не сложно, и не дорого. Но эффект от такой работы – колоссальный. Она позволяет, помимо того, что учитывает потребности общества, избежать разочарования той профессией, которой обучался несколько лет.

Поскольку последние три года зачисление в вузы идет на основании конкурса аттестатов, и «кто есть кто» непонятно до первой сессии, рассмотрим итоги приёмной кампании 2003 года глазами ректоров трёх ведущих учебных заведения Республики Молдова: Молдавского Государственного Университета, Технического Университета Молдовы и Молдавской Экономической Академии. Вот, что говорит ректор Молдавского Государственного Университета профессор Георге Руснак: «62% оценок, полученных на вступительных экзаменах составляют 5 и 6 баллов. Оценку 10 не получил ни один из абитуриентов, оценка 9 была выставлена единицам. По-прежнему наблюдается значительная разница между оценками, которые выставлены учащимся по окончании школ и лицеев, и результатами экзаменов, которые они сдавали при поступлении в университет.» Следует заметить что в Молдавский Государственный Университет поступало 7500 человек и принято – 6800, из них 5300 – на стационар. Правда, небольшой нюанс – на бюджетное отделение зачислено 977 человек плюс 380 студентов из числа детей – сирот, инвалидов и выходцев из малообеспеченных семей за счёт внебюджетных средств Молдавского Государственного Университета. Аналогична оценка ректора Технического Университета Молдовы академика профессора Иона Бостан. Он говорит: «Качество подготовки учащихся в школах и лицеях оставляет желать лучшего. Об этом говорят итоги вступительных экзаменов: оценки 9 и 10 получили до 5% абитуриентов, 7 и 8 – 10%, остальная часть первокурсников – надо заметить и второкурсников-бакалавров – была зачислена с оценками 5 и 6. Недостаточный уровень подготовки учащихся в школах и лицеях по таким предметам, как математика и физика, предстоит ликвидировать профессорско-преподавательскому составу нашего университета.»

Лишь ректор Молдавской Экономической Академии профессор Григоре Белостечник относительно доволен: «Из общего числа зачисленных 5% получили оценки 9 и 10, 30% – 5 и 6, остальные – 7 и 8.» Правда, ректор делает здесь предположение: «Может быть, это связано с тем, что во вступительных экзаменах в Молдавскую Экономическую Академию принимают участие наиболее сильные выпускники.» Но здесь ректор не замечает противоречия этого тезиса с тезисом, прозвучавшим несколько ранее: «Парадоксальным выглядит то обстоятельство, что на некоторые специальности, количество заявлений на бюджетное обучение было ниже количества выделенных мест. Очевидно, абитуриенты не рискуют участвовать в конкурсе на бюджетные места.» Следует заметить, что из зачисленных в Молдавскую Экономическую Академию 3900 человек, за счёт бюджета должны получить образование 300 человек. То есть 1/13 общего количества, да за счёт внебюджетного финансирования – 192 выходца из малообеспеченных семей и 30 спортсменов в рамках поддержки национального спорта.

Образование –  это результат усвоения систематизированных знаний, умений и навыков; необходимое условие подготовки человека к жизни и труду. Образование обуславливается требованиями производства, социальными отношениями, состоянием науки, техники и культуры. Поэтому формировать систему образования  надо исходя из цели, более высокого порядка – цели общественного переустройства.

В университетах нет возможностей для проработки курсов дисциплин связанных с проектированием и разработкой информационных систем. В связи с ориентацией на ускоренное вхождение страны в информационное общество, на создание в Молдове отрасли по разработке информационных продуктов необходимы меры по протекционированию со стороны государства целевых проектов в этом направлении. Главным может стать проект создания информационно-технологического парка.

 

 

Велосипед изобретён – информационно-технологический парк

 

В 70-80-ые годы, в связи с повышением роли информационных технологий в жизни общества, необходимостью создания коммерческого программного продукта, возникла потребность в принятии соглашения профессиональным сообществом по спецификации производства и использования аппаратных и программных средств вычислительной техники. К сожалению, эта культура, в силу известных обстоятельств, не успела пустить глубокие корни в странах Союза Независимых Государств.  Создание в Республике Молдова новой отрасли, отрасли производства программных продуктов требует становления и развития культуры разработки систем программного обеспечения. Предлагаю объединить усилия вузов, проектных организаций в области информационных технологий, производителей инструментального программного обеспечения, инвесторов для создания в Республике Молдова информационно-технологического парка для развития информационных технологий. Цель создания – развитие человеческих ресурсов, работающих в области информационных технологий, создание достаточно мощной прослойки специалистов, что является насущной необходимостью для страны, которая желает занять свою нишу на рынках информационных технологий. В информационно-технологическом парке будут сконцентрированы образовательные центры, инкубаторы для малых и средних компаний на единой территории.

Необходимость информационно-технологического парка подтверждается зарубежным опытом. Страны, которые пошли путём развития информационных технологий, уделяют большое внимание созданию и развитию таких структур: информационно-технологические парки, технопарки, инкубаторы и так далее. Так, по мнению министра связи и информатизации Российской Федерации Леонида Реймана, развитие российского рынка программирования является перспективным направлением. Существенная роль при этом отводится технопаркам, которые будут специализироваться на перспективных разработках в области программного обеспечения. На начальном этапе создание 10-15 технопарков в развитых регионах России позволит обеспечить рабочими местами несколько десятков тысяч специалистов в области разработки программного обеспечения и довести суммарный оборот отрасли до тридцати пяти миллиардов рублей. В качестве другого примера можно привести создание в городе Фужу (Китай),  технопарка по разработке программного обеспечения. Этот парк поможет провинции ускорить развитие сектора информационных технологий, который должен стать ядром местной промышленности. Инвестиции в него составили более 1,4 миллиарда рублей. Парк  занимает площадь более чем 426 тысяч квадратных метров. Основные виды деятельности парка – проведение Научно-Исследовательских и Опытно-Конструкторских Работ в области программного обеспечения, сотрудничество с зарубежными компаниями по разработке программного обеспечения, разработка и производство продуктов в области информационных технологий.

Однако создание информационно-технологического парка силами одних участников молдавского рынка невозможно. Для этого необходима поддержка со стороны государства тем компаниям, которые занимаются созданием интеллектуальной собственности, имеющей экспортную направленность.  Ряд стран Европы и Юго-Восточной Азии: Словения, Ирландия, Индия, Китай, Малайзия, Сингапур – уже сделали шаги в этом направлении. Поэтому необходимо взаимодействие сторон по подготовке предложений по совершенствованию налогового и таможенного законодательства, по внедрению современных стандартов управления качеством и созданию необходимой инфраструктуры. Кроме того, такое сотрудничество сторон должно иметь долговременный плановый характер.

«Классический» информационно-технологический парк предоставляет следующий спектр основных услуг:

·       офисную инфраструктуру: помещение, мебель, офисная техника, компьютеры, внутренняя сеть, внешняя связь, доступ в Internet, конференц-залы и тому подобное;

·       бэк-офис: квалифицированный персонал, техническая поддержка, современное программное обеспечение и тому подобное;

·       технологическую поддержку: помощь экспертов, постановка системы управления, развитие интеллектуальной собственности);

·       консалтинговую поддержку: как собственными ресурсами, так и путём привлечения отраслевых экспертов;

·       услуги по обучению: включая стажировку в других компаниях, повышение уровня компетенции менеджеров и специалистов;

·       юридические и бухгалтерские услуги;

·       помощь в управлении человеческими ресурсами: поиск и найм требуемых ключевых специалистов;

·       общую торговую марку информационно-технологического парка и существующие связи, например, при взаимодействии с инвесторами, включая венчурными, органами государственной власти, аналогичными компаниями из других стран.

Как видно из данного перечня услуг, обучение является одной из основных составляющих деятельности информационно-технологического парка. Наличие такого парка позволяет обеспечить организацию эффективного управления географически разнесённых  проектов, улучшение образовательных программ для разработчиков,  практику управления качеством при разработке программного обеспечения.

       Создание информационно-технологического парка возможно только при наличии организационного, административного, финансового и интеллектуального ресурсов, что позволит нескольким сотням человек  ежегодно проходить стажировку в реальных производственных условиях, принимать участие в  реальных информационно-технологических проектах. Создание данной индустрии даст возможность сотням выпускников найти себя в избранной профессии, овладеть современным программным инструментарием, научиться работе в большом коллективе. И если один российский программист поставляет программную продукцию на экспорт в среднем на 350 тысяч рублей в год, то через несколько лет, когда мы дойдём до уровня России, Молдова сможет экспортировать программное обеспечение на миллиард рублей.

Если мы говорим о продукции информационных технологий то, учитывая специализацию Индии, Ирландии, Израиля и других стран, нужно найти те ниши, в которых мы можем преуспеть. На мой взгляд, это, прежде всего программные продукты и системы, для создания которых нужно наличие «серого вещества» и хорошего знания математических методов. Для того, чтобы добиться успеха необходимо понимать, что движущая сила его состоит из нескольких равноправных компонент: учёных и инженеров, создающих технологию и продукт, менеджеров, знающих толк в этих самых технологиях и продуктах и умеющих наладить их производство, и, самое главное, систему сбыта. Именно эта сфера у нас наиболее слабая, а в условиях переполненных рынков, успех сбыта становится определяющим.

Известно, что основной поток инвестиций из развитых стран направлен на страны юго-восточной Азии. Немалая доля их направлена в отрасль информационных технологий. Но чтобы это случилось, правительство Индии, например, гарантировало всем предприятиям, занятым разработкой программным обеспечением колоссальные налоговые льготы и освобождение их от экспортных пошлин. Там же, в Индии, ежегодно готовится 25-30 тысяч специалистов, гранды сферы информационных технологий – Microsoft, International Business Machines, Intel и другие – открывают и финансируют кафедры в индийских университетах, предоставляют стипендии одарённым студентам. Устройство на работу для выпускника проблемы не составляет – в Индии несколько тысяч достаточно крупных фирм, местных, совместных, иностранных, занимающихся разработкой программного обеспечения. В мире жёсткой конкуренции скидки на цену программных продуктов за счёт дешевизны труда программистов в Индии, значат много. Результат – ежегодное производство программных и информационных экспортных продуктов на сумму 390-480 миллиардов рублей.

Последние 15-20 лет при составлении прогнозов конкурентоспособности стран на срок, превышающий 10 лет, экономисты помимо чисто экономических критериев: Валовой Национальный Продукт, объём промышленного производства, производительность труда, доля экспорта – стали учитывать и такие параметры как уровень образования, уровень развития научных исследовательских и опытно-конструкторских работ. По динамике развития этих критериев за последние два-три десятилетия на первые позиции в мире вышли Республика Корея, Китай, Израиль, Тайвань, Сингапур, Ирландия, Япония. Резко улучшились эти показатели у Норвегии, Нидерландов, Швеции, Индии. Результат налицо. Именно эти страны в последние годы возглавляют рейтинги по динамике роста экономики. В области информационных технологий это три «И»: Ирландия, Индия, Израиль. И именно они подтверждают постулаты известного американского экономиста Майкла Портера о достижении конкурентных преимуществ:

-            не бывает заранее известных путей для достижения конкурентных преимуществ;

-            эти пути не единственны;

-            выработка своего пути осуществляется на основе национальных ресурсов;

-            конкурентная стратегия базируется на опережающих нововведениях.

Каждая из этих стран добилась существенных конкурентных преимуществ на рынке информационных технологий, каждая шла своим путём, и, во всех случаях, опиралась на людские ресурсы, их образование, знания, талант. Правда, не всегда это были национальные кадры – но возле приезжих специалистов росли местные – ничего нет лучше в обучении, чем общение с мастером. В июне сего года исполнительный директор International Business Machines Сэм Палмизано заявил в Бангалоре – центр отрасли IT в Индии, индийская Силиконовая долина – что International Business Machines в период до 2009 года инвестирует в развитие отрасли в Индии 6 миллиардов долларов. Сейчас на производствах International Business Machines в Индии занято более 43 тысяч человек. Mircrosoft обещала инвестировать до 2010 года 1,7 миллиарда долларов в индийские компании, занимающиеся разработкой программных продуктов. Разработку программных продуктов для своих нужд заказывают в Индии коммуникационные и автомобильные гиганты, производители холодильников и стиральных машин.

Подготовка специалистов по информационным технологиям в Индии базируется на солидной математической подготовке: на последних всемирных математических олимпиадах представители Индии – как и России с Китаем – всегда занимают приличные места.

 

 

Что делать?

 

Необходима политика государства по поддержке создания и развития организаций, носителей корпоративного знания. Именно они могут и должны способствовать аккумуляции в своих структурах персональных знаний, они могут разрабатывать и реализовывать проекты и инновации, они могут быть источниками инноваций и агентами трансферта инновации. В системе глобализации иного не дано.

Всеобщая коммерциализация всех процессов в обществе затрагивает и процесс передачи знаний от персоны к персоне внутри фирмы, знакомство с корпоративными знаниями. Это не голословно – мне известны случаи, когда за введение в курс обязанностей принятого сотрудника и особенностей технологии в фирме, занимающейся разработкой программного обеспечения, он должен был оплатить время инструктора. Может быть, это издержки текущего момента, а может быть и тенденция. Известны и другие корпоративные методики подготовки собственных кадров: существует прослойка наставников и прослойка контролеров, которые оценивают работу обучаемых и, косвенным образом, работу инструкторов. От этой оценки зависит зарплата наставника.

Важным шагом в повышении уровня подготовки выпускников университетов является их участие в реализации конкретных инновационных проектов, совместная работа с опытными специалистами, освоение современных технологий и инструментария. Присутствие страны на рынке информационных технологий только в качестве покупателя и пользователя программного обеспечения – часто нелицензионного – ставит её в неравноправное положение по сравнению со странами-производителями программного обеспечения и ещё больше расширяет и углубляет пропасть между передовыми странами и странами с экономикой переходного периода. Тем более это существенно для страны, основным богатством которой является человеческий ресурс.

Для того, чтобы заявить о себе на рынке информационных технологий, необходимо, прежде всего, сделать шаги по созданию культуры проектирования информационно-технологических продуктов. Страны Европы и Юго-Восточной Азии: Словения, Ирландия, Индия, Китай, Малайзия, Сингапур – уже сделали шаги в этом направлении.  Нам тоже необходимо делать шаги по созданию конкурентоспособной индустриальной культуры разработки продуктов в сфере информационных технологий. Для того, чтобы сотни выпускников информационно-технологических специальностей молдавских университетов смогли найти себя в избранной профессии, необходимо дать им возможность погрузиться в процесс проектирования, овладеть современным программным инструментарием, приучится к работе в большом коллективе над большим проектом.

При наличии организационного, административного, финансового и интеллектуального ресурсов может быть создана структура, которая позволит нескольким сотням человек ежегодно проходить стажировку в реальных производственных условиях, принимать участие в реализации реальных информационно-технологических проектов. Вопрос стоит только в том, готова ли Молдова дать возможность своим юным гражданам проявить свои способности на своей территории или им придется уехать за границу и создавать высокотехнологичную продукцию и новую стоимость не в интересах своей страны.

 

 

 

Иван Артамонов, математик. Специалист по разработке информационно-компьютерных систем, автор ряда публикаций по математическому моделированию управленческих процессов, и методологическим проблемам информационных систем. Научный директор предприятия Intlab.

Перепечатка и перепостинг статьи вместе с этим текстом, указанием автора, и ссылки на первоисточник: http://upravlenie-zapasami.ru/ - приветствуются!

 

 

Если статья отображается не корректно, или вы хотите скачать её себе, то воспользуйтесь этими ссылками:

cкачать в формате PDF статью Информационные технологии в Молдове: кадровый вопрос cкачать статью "Информационные технологии в Молдове: кадровый вопрос" в формате PDF
cкачать в формате DOC статью Информационные технологии в Молдове: кадровый вопрос cкачать статью "Информационные технологии в Молдове: кадровый вопрос" в формате DOC